В последнее время наблюдается интересная тенденция, папы стали больше времени проводить со своими детьми. Но также интересна и другая – еще никогда в истории не рождалось столько детей без пап. Причем папа не погиб, не ушел из семьи, а его изначально как бы нет: женщина рожает ребенка с установкой “для себя”. Если взять на заметку такую возможность, то быть отцом – большое счастье, но и большая ответственность.

Изначально образ отца амбивалентен: он, как и мать, дал жизнь ребенку, он любит его, он его защитник, но также отец может быть очень опасен (вспомним Ветхий Завет, именно отцу предстояло принести своего ребенка в жертву Богу, а не матери).

Несмотря на то, что с ветхозаветных времен пошло не одно столетие, в современном мире образ отца также должен быть амбивалентен (не доходя, конечно, до крайностей жертвоприношения). Отец должен воплощать как безусловную любовь, так и строгость, способную четко ставить границы, нарушение которых чревато для ребенка наказанием. Получается, что агрессия со стороны отца допустима, с той лишь оговоркой, что она не должна быть деструктивна. Как пример рассмотрим такую ситуацию, ребенок не совсем аккуратен за столом, и это, конечно, неприятно. Чтобы не травмировать ребенка, но и не закрывать глаза на его поведение, отцу следует спокойно, однако твердо сказать ребенку: «Если хочешь, чтобы к тебе относились с уважением, то следи за собой». То есть не переходить на личности (мол, что ты как свинья?!), а указывать на поступок ребенка: не ты плохой, но твои поступки неприемлемы. Согласитесь, ведь мягкий, добрый, все дозволявющий папа превратит характер ребенка в желе, и когда в социуме он столкнется с агрессией (которая в реальном мире зачастую деструктивна), то просто не будет знать, что делать.

Успешный, много работающий папа. Не вредит ли это ребенку?

Все мы знаем, что количество в один прекрасный момент переходит в качество. Так вот, в отношении семейных уз эта установка не работает. Для ребенка не так важно, сколько времени папа проводит с ним, ему куда важнее, как он его проводит, то есть само качество проведенного вместе времени. Отец, который постоянно присутствует в доме, скорее будет тормозить развитие ребенка, ведь отец – воплощение социума, он выводит ребенка в мир, тогда как мать – воплощение уюта, тепла и безопасности. Мама нужна дома, а отец снаружи. И чем больше отец проводит времени в социуме, чем он успешнее, тем больший посыл получает ребенок к собственной самоактуализации, или, говоря словами Эриха Фромма: “Функция матери – обеспечить ребенку безопасность в жизни, функция отца – учить его, руководить им, чтобы он смог справляться с проблемами, которые ставит перед ребенком то общество, в котором он родился”.

Не менее важно, совместное времяпрепровождение наполнять моментами, которые можно назвать «мастер и подмастерье». Папа занят по-настоящему мужской работой: починка машины, сборка велосипеда, ремонт техники и т.п., а ребенок находится рядом. Но не просто находится рядом, а помогает. Помимо того, что он, бесспорно, научится чему-то новому, он почувствует собственную значимость, так как помогает создавать что-то важное.

Но когда встает проблема отсутствующего отца, приходится придумывать пути ее решения. Кто будет транслировать ребенку то, что должен транслировать отец, кто научит его, как узнавать дорогу в мир? Как объяснить ребенку, что у него нет отца, как донести до него, что в том нет ничего страшного? Матери в такой ситуации необходимо найти простые и понятные слова, чтобы все это объяснить. Но также ей придется взять на себя дополнительные обязанности, чтобы на деле доказать ребенку: трагедии в том, что у него только один родитель, нет. Снова вспомним Эриха Фромма, ребенку необходимо давать молоко – символ любви и заботы, что обычно дает мать, но также ему необходимо давать мед – символ жизни, что обычно дает отец. Большинству матерей свойственно лишь первое, молоко. Но матерям, воспитывающим ребенка в одиночку, необходимо научиться давать ребенку и второе.

Однако и этого недостаточно. Ребенку необходимо присутствие в его жизни мужской фигуры. Обычно “на помощь” приходят дедушки, старшие братья, дяди и т.п. Но дедушки, если брать их нормативные ценности, они из другого поколения, и, следовательно, тот опыт, который привносит дедушка, опаздывает с тем, что сейчас происходит с ребенком. Поэтому ребенку становится сложно удерживаться “на плаву”, он выпадает из окружающего мира. Другой вариант – детско-подростковые группы, где ребенок приобретает опыт, ориентируясь на образ ведущего мужчины (тренер, учитель) или репетитор-мужчина.

Хорошо если мама допускает в свое пространство мужчин, которым можно доверить время от времени провести с ребенком несколько часов: куда-нибудь сходить, позаниматься вместе спортом, творчеством или просто пообщаться.

Папы! Не бойтесь попросить у ребенка прощения, ведь это совсем не сложно – сказать: “Я был не прав, прости меня”. Такое признание показывает силу, и тоже многому учит ребенка: взрослый тоже может ошибаться. Это пример мужества и его несовершенства.

Не стоит бояться ошибок, пробуя что-то новое, а помочь, “научить” быть хорошим папой может психолог. Поняв и проработав свои несовершенства, в итоге, Вы станете более компетентны (это ведь тоже работа, специальность – быть папой).

Мне вспоминаются папы, воспитывающие мое поколение, тех, кому около сорока, а папам соответственно 60-70 лет. Практически никто из моих подруг не слышал от них слов “прости меня”. Для них это было, наверное, равносильно наступить себе на горло. Но казалось совершенно правильным настаивать на своем: «Я всегда прав».