Соматические симптомы депрессии у некоторых пациентов могут выступать в качестве главной жалобы. Этим обусловлены их обращение к терапевту и длительное безуспешное лечение по поводу “ишемической болезни сердца”, “гипертонической болезни”, “вегето-сосудистой дистонии” и др. В этом случае говорят о маскированной депрессии, когда тоска маскируется преобладающими соматическими и вегетативными расстройствами.

Диагностика скрытой депрессии затруднена, поскольку сами пациенты обычно не замечают или даже отрицают наличие психического дискомфорта. Среди жалоб преобладают боли (головные, сердечные, псевдорадикулярные и суставные), расстройства сна, колебания АД, нарушения аппетита (как снижение, так и повышение), запор и др.

Расскажу вам про одну свою клиентку.

Допустим, ее звали Анной и был ей 21 год. На прием ко мне ее привела мама, а посоветовал это маме лечащий Анну врач ЛОР. Девушку в последнее время постоянно мучили простуды, ларингиты, боль в горле, ощущение, что просто тяжело и больно говорить. Разговаривала Анна только на работе, а дома молчала. Перепробована была куча лекарств, пройдено было большое количество врачей, но результата никакого, только хуже.

Из беседы с ее мамой я узнала, что все эти беды начались через полгода после расставания Анны с молодым человеком. У девушки это были первые серьезные отношения: они жили вместе 10 месяцев. К сожалению, молодой человек бросил Анну. Сама она отрицает связь между своими проблемами с голом и разрывом отношений. Точнее, думаю, будет сказать, она не хочет эту связь замечать. Уверяет, что переживаний по случаю расставания у нее не было никаких, на лице улыбка. В общем, чудный пример «хорошей девочки».

Отмечаю, что девушка ориентирована на внешнее одобрение, на оценку окружающих. Очень слабое «Я» и отсутствие собственного мнения. Все мы родом из детства, а потому расспрашиваю ее о семье, о том, каким было воспитание. Жесткий авторитарный папа и статичная, безэмоциональная мама. В семье было не принято открыто проявлять эмоции и чувства, не практиковались объятия и телесный контакт; было воспитание, критика, направление, но безусловной любви не было. Запрещалось проявлять свое возмущение вовне, отсюда сформировалось негативное родительское послание «Промолчи!» Но запрещая себе выражать негативные эмоции, мы запрещаем себе выражение любых чувств. Мы зажимаемся, удерживая все в себе, чтобы не докучать окружающим своими переживаниями. Отсюда еще одно послание-команда: «Не чувствуй!»

Весь этот сценарий закладывается от 0 до 18 лет, и во взрослой жизни мы действуем как раз по нему:  «Промолчи!», “Не чувствуй!”

Анна даже не могла определить, что с ней происходит, не замечала, что ее переполняет злость. Злость на то, что ее предали.”Бросил близкий человек, но я не переживаю. Правда, говорить не могу, но все в порядке!” –  Боль и гнев были надежно «запрятаны» внутрь, ведь хорошие девочки не гневаются. Но через полгода, как по учебнику (тело дает нам первый сигнал после травмирующей ситуации), у Анны начались частые простуды, ларингиты, боли в горле…Злость никуда не растворяется, она потихоньку оседает на мышцах – в этом случае на мышцах гортани – и вызывает мышечный зажим.

Работали мы с Анной 3 месяца. С ней я использовала техники арт-терапии. Это такое современное направление в психотерапии, когда в качестве основных терапевтических средств используется творческий процесс. Чтобы победить болезнь, человек должен задействовать все свои психофизиологические резервы, в том числе и резервы правого полушария головного мозга, обеспечивающего пространственно-образное, интуитивное и абстрактно-художественное мышление. Таким образом организм сам вырабатывает необходимые «внутренние лекарства», успешно заменяющие фармакологию.