Во время подросткового кризиса происходит отделение ребенка от своих родителей, и в первую очередь – от мамы. Этот процесс отделения называется сепарация. Сепарация бывает здоровая и нездоровая. Давайте начнем с нездоровой сепарации. Она бывает двух видов:

1. Инфантильная (=отстающая), т.е. когда родитель видит своего ребенка более маленьким, чем он есть. При чем не по реальному возрасту, а по тем компетенциям, которые ребенок уже сам может выполнять. (например, это мама, сидящая с семиклассником за уроками).

Здесь возможно очень высокая тревожность у мамы, она очень привязана и очень боится потерять ребенка, упустить контроль, боится, что с ним что-нибудь случится. И все время контактирует в своей голове с картинками ужасов и мало контактирует с ребенком. А когда контактирует с ребенком , он “выдает” что-то такое психосоматическое, что у мамы эта тревожность только усиливается.

При инфантильной сепарации ребенок, доказывая родителям, что он ИМЕЕТ ПРАВО НА СВОБОДУ, НА НОВЫЕ ОПЦИИ, НА ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, может уйти в любое отклоняющееся поведение (алкоголизация, суицидальные паттерны поведения, ранняя сексуальная жизнь).

Заложенный в детстве Сценарий Инфантилизации мы потом будем наблюдать у взрослых людей, когда будут вынуждены, чтобы отделиться от родителей, конфликтовать с ними годами и разрывать отношения. Что вообще-то не является нормой.

2. Брошенность (этот вариант сепарации противоположен первому).
Это тоже такой интересный Сценарий, когда ребенок входит в подростковый возраст, начинает бунтовать, и родитель говорит подростку: “Ах, ты бунтуешь? Ну все тогда, мне нет до тебя дела”. И ребенок остается один. А когда меня лишают эмоционального тепла и поддержки, какой будет эффект? Я прилеплюсь к первому теплому, где мне дадут то, чего меня лишили. Это может быть плохая компания, например.
Потом такие мамы на приеме говорят: “Почему мой сын – игроман, а не алкоголик? С алкоголиками легче”. Ох, видимо, в той игре, где он находится, ему дают столько того (принятия и поддержки), чего нету в семье.
Брошенность -это лишение и любви и поддержки и заинтересованности. Всего по полной программе. : “Ах, ну раз ты повзрослел и заявляешь мне, что я ужасная мать, живи сам, как знаешь”.
В такой семье ребенок получает отвержение родителей. Ведь родитель сам находится в таком же психологическом подростковом возрасте, он в нем “застрял”, когда по какой-то причине не прошел свой подростковый кризис со своими родителями, не сепарировался от них.

Он не может выносить оппозиции, гнева ребенка, сильные негативные эмоции ребенка его разрушают. Он не может контейнировать эмоции ребенка. Ему самому нужен контейнер для накопленного негатива.

Здоровая сепарация
Это вариант сепарации, когда ребенку достаточно свободы, достаточно эмоциональной поддержки родителей, достаточно власти, достаточно ответственности.

Из здоровой сепарации не бывает никаких злоупотреблений алкоголем, наркотиками, правонарушений, ранних сексуальных отношений.

Это когда мама говорит взрослеющей дочери:
-Возьми зонт, вечером будет сильный дождь
Дочь, разумеется, не берет зонт.
И мама вечером на машине ждет дочь у метро.

Это когда мама говорит: “Мне не нравится такое твое поведение, я не приемлю такие высказывания относительно меня, но знай, что я люблю тебя”.

Это когда мама говорит подростку, не согласному с ее решением:
-Нравится тебе мое решение или нет, это твой выбор. Но пока тебе нет 18 лет, я за тебя отвечаю. Да, ты имеешь право злиться на меня, негодовать. Но решение останется прежним.

Здоровая сепарация всегда происходит параллельно со здоровой привязанностью (эмоциональная поддержка и тепло).

Если ребенка долюбили в детстве, он на этом ресурсе может пережить любые ужасы взрослой жизни. Это дает ему базовую устойчивость.